Криминал
Днепропетровск криминальный. Тюрьма - не школа, прокурор - не учитель

Днепропетровск криминальный. Тюрьма - не школа, прокурор - не учитель

 

Сейчас Виктору 35 лет. Он работает в одной из авторемонтных фирм нашего города, где пользуется определенной популярностью среди клиентов, которые не могут открыть дверной замок своей машины. Эх, знали бы посетители автосервиса, чем в юные годы промышлял здоровяк Витюша, не удивлялись бы так искренне его таланту.

 

На малых меньше всего подумают

В криминальном мире 90-х годов прошлого века прославились своими «подвигами» не только взрослые уголовники. Немало малолетней шпаны было замешано в кражах. Особенно милые детки любили офисы.

Когда они изучали место будущей кражи, то на них, как правило, внимания не обращали. Ну, зашел мальчик водички попить или в туалет попросился – бытовуха, понимаешь. А уж тем паче, если это была девочка.

Однако малолетки тем временем тщательно изучали не только места, где могут храниться деньги, ценные вещи или документы, но и расположена сигнализация. 

Заподозрить их в чём-либо никому и в голову не приходило. Это сейчас любых посторонних – и взрослых, и детей – гонят от служебных помещений куда подальше. А тогда не успевшие огрубеть или, скажем так, капитализироваться советские граждане в основной своей массе были весьма сердобольными и доверчивыми гражданами. Они еще помнили о том, что «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё».

Коллективный, стадный инстинкт, конечно, объединял. Люди не переставали делиться обедом с коллегами. А уж соли и спичек у них проси, сколько угодно. Но в результате сослужили эти качества не лучшую службу для начинающих успешных коммерсантов, заработавших свои первые барыши на перепродаже не портящегося товара или элементарном росте курса доллара. 

Зайдет, бывало, в офис какой-то мальчик или девочка с улицы. Или сразу - вдвоем. По виду, вроде, и не нищие, не бомжи с помойки, но худые и со взглядами жалостливыми. Начнет такой «прихожанин» с водички, а потом и от печеньица не откажется, и на коленках у доброй тети посидит. И невдомек будет сотрудникам, что перед ними потенциальные разведчики из банды малолетних воров.

Решетка и сигнализация от форточника не спасали

Подмечая, где расположена сигнализация маленькие воришки, конечно же, не собирались ее отключать хитроумными методами – как это делают жулики в кино. Максимум, на что они были способны – это обесточить дом, в котором располагался офис. Часто, если знали где расположен, перерубали топором силовой кабель или запускали на провода специальное приспособление, добиваясь короткого замыкания.

Если попадались бронированные двери с импортными замками, то «заходили» в помещение через форточки. Бывали случаи, когда обворовывали офисы на третьих и четвертых этажах. Что уж говорить о первых – они только смешили и раззадоривали молодежь, способную пролезть через ограждение, рассчитанное чаще всего на взрослого человека.

Наловчилась шпана и вскрывать самые простые, еще советские замки. Среди прочих в банде воришек славился Витёк Рыжий. Он еще в школе начал коллекционировать найденные на улице ключи. И вскоре мог открыть любой кабинет альма-матер.

Тюрьма – не школа, прокурор – не учитель

Так продолжалось до тех пор, пока завхоз школы не заметил, как Рыжий крутил на пальце массивную связку ключей. Парнишку привели к директору, тот вызвал родителей пацана. Тогда-то и выяснилось, что папаша отпрыска давно и беспробудно пьет горькую и нигде не работает, а мама «благополучно» отбывает наказание в местах не столь отдаленных за взятку.

Воспитывала мальчишку бабушка, которая, выслушав претензии руководства школы, основанные на частых кражах из закрытых классов, устроила Витьку трепку. Присоединился и отец с вечно залитыми алкоголем глазами. Сняв ремень, он сильно избил сына, хотя того ни разу не уличили ни в одной краже: даже обыск в доме, проведенный горе-родственниками в присутствии педагогов и участкового инспектора милиции, ничего не дал.

И тщетно парнишка клялся, что никогда не брал чужого, а, открывая двери в кабинетах и классах, просто таким образом куражился перед сверстниками.

- Один раз в спортзале взял футбольный мяч поиграть, когда физрука не было, - оправдывался Рыжий, - но я же его потом положил на место – это все подтвердят!

Напрасно! Его никто не слушал.

- Вот увидишь – залетишь на нары вслед за мамашей! – грозили взрослые. – А тюрьма – не школа, прокурор тебе – не учитель! В зоне быстро мозги вправят!

Доказать свою невиновность Витя так и не смог. Впрочем, как и терпеть унижения в семье. В итоге парнишка, прихватив из своего тайника, сделанного в шлакоблочной стене на школьном дворе, оставшуюся коллекцию ключей, немного мелочи, спички и полпачки «Примы», сбежал из дому.    

Жизнь в коллекторе

В те годы беспризорников на улицах города хватало. «Свобода» и «демократия» сделали своё дело, а чиновники от образования не сильно «увлекались» своей работой, не говоря уже о родителях, многим из которых ежедневно приходилось буквально бороться за своё существование.

Заводы закрывались, не выдерживая конкуренции с импортным товаром, персонал многих предприятий сокращался из-за внедрения новых технологий. А там, где рабочие места еще сохранялись, нередко не платили зарплату. Куда уж тут о школьных проблемах детей думать! Тут на еду бы наскрести.    

Детки, оказавшиеся без присмотра, подобно Рыжему, также сбегали из дому. Как правило, ненадолго – день-два и возвращались в надежде, что их больше будут любить и уделят им заслуженное внимание.

Но Витёк оказался в компании, которая уже давно не мечтала о домашнем очаге. Среди таких же обездоленных были обиженные не столько на весь мир, сколько на воспитателей мальчишки и девчонки из детских домов, выходцы из неполных семей, в которых, грубо говоря, бухали по-черному и вели аморальный образ жизни родители.

Ночуя в коллекторе неподалеку от цирка, они сами учились зарабатывать на жизнь. Попрошайничали в местах скопления людей. Промышляли мелкими кражами на рынках и в магазинах. Кто-то пытался подрабатывать, но это были единичные случаи.

Основным же доходом, обеспечивающим защиту от голодной смерти, были кражи и сбыт наворованного. С приходом знатока дверных замков Рыжего дела круто изменились и пошли в гору. Ушлый пацан, которому в ту пору еда исполнилось 11 лет, разрабатывал планы «захвата» тех или иных офисов, а ребята постарше обеспечивали сбыт краденого.

Брали всё подряд

Что можно украсть и вынести из офиса, если двери закрыты, а на окнах – решетки? Да многое – человек-то, пусть и маленький, пролезть смог. А если накануне был корпоратив?

К слову, эдакие междусобойчики как раз тогда входили в моду. Отмечали коммерсанты чуть ли не каждую удачную сделку, не говоря уже о днях рождения сотрудников. А уж после общих для народа праздников, Нового года, например, ворам всегда было чем поживиться. И хоть отмечали маленькие злодеи праздник позже других – но делали это они роскошно и не по «коллекторским» меркам.

После таких посиделок открытые, оставленные на ночь для проветривания форточки были обычным делом. Нередко женщины забывали свои сумочки, оставляли или теряли украшения. И это уже не говоря о том, что у сотрудников крутых фирм на каждом столе и внутри него что-нибудь ценное да и отыщется. Через решетки в форточке также легко перекочевывали факсы, стационарные телефоны, вещи и обувь.     

Базар-вокзал-причал

Однажды в Бабушкинском РОВД (ныне Шевченковском) зарегистрировали свыше ста краж из офисов, совершенных всего за один месяц. Разозленные нахальством и дерзостью преступников сыщики долго трясли своих осведомителей, крутившихся среди блатных и авторитетных воров, не раз посещали бандитские «малины» с обысками – всё тщетно!

Более-менее подходящую для расследования информацию удалось получить на «неподконтрольной» территории – на рынке «Озерка» и Центральном железнодорожном вокзале. Именно там юные воришки, а точнее те из них, кто постарше, занимались сбытом краденого.

Кстати, знаете, откуда появилось выражение «базар-вокзал»? Оказывается, это самый короткий маршрут для днепропетровских таксистов, и скоро мы обязательно расскажем об афере, связанной с этим выражением. То есть речь идет о заказе, который никогда не придет в голову клиенту. Местному.

То ли дело приезжие или постоянно мигрирующие покупатели на рынке. Попробуй потом отыщи «скупщика»! На это умненькие горе-детки и рассчитывали. Гости города или покупатели с рынка, приобретая ценную и практически новую вещь по бросовой цене, уезжали с ней в неизвестном направлении. А «убалтывали» их на сделку проще простого – рассказывали про умерших родителей или про необходимость средств на лечение близких…

Но всё же Витьку Рыжего и его банду, несмотря на приличную для их уровня конспирацию, удалось разоблачить. Случилось это средь бела дня – во время рейда службы по делам несовершеннолетних, чьи работники «прошерстили» коллектор возле цирка. Искали малолеток, сбежавших из дому, больных и обездоленных деток, а нашли натуральный шалман, притон, в котором разве что Интернета не было. Ну, потому что тогда Всемирная паутина далеко ни в каждую солидную фирму проникла. А с выпивкой, сигаретами, недешевой едой и одеждой – no problem!

Жили воришки на широкую ногу. Потому что, хоть и отдавали они «товар» за бесценок, но его было в достаточном количестве – и на еду хватало, и на одежду с обувью. Причем оперативникам повезло – буквально на следующий день банда собиралась переезжать в съемную квартиру, насчет аренды которой договорился какой-то старший товарищ беспризорников, личность которого впоследствии так и не удалось установить.

Когда взятки – гладки

Тем, кому на момент задержания исполнилось 14 лет, пришлось отправиться в спецшколы или так называемые спецприемники для несовершеннолетних. Кто уже претендовал на паспорт, отправился в колонию или, в лучшем случае, отделался условным сроком заключения. А вот Рыжего выпустили из райотдела спустя несколько часов.

Во-первых, ему было всего 11 лет. Во-вторых, Витька постоянно ныл, рыдал и, как он думал, умудрился запудрить мозги милиционерам, рассказывая о больной бабушке и отце, работающем в три смены. Стражи порядка накормили пацана, чем смогли, а потом выпустили – с целью проследить, куда же пойдет малолетка. Авось выведет еще на какую-то блат-хату.

Оказавшись поздним вечером на улице, Рыжий понимал, что возврата в коллектор нет – там наглухо закрыли входы. Идти домой ему по-прежнему не хотелось. Да и не знал он, что бабушка его умерла, а вскоре скончался от пьянок и отец. Казалось, парнишка после достижения 18 лет мог бы претендовать на жилье, но, забегая вперед, скажу, что, увы, квартиру его «прокрутили» и продали ушлые риэлторы.   

Витька решил уехать из города, пока не всплыли все его грязные дела и не начали «колоться» подельники. Денег на проезд не было. Но разве это проблема для нашего «супер-героя»?

Встретился ему на пути, причем недалеко от райотдела, одинокий прохожий. Мужчина был нетрезв и начал расспрашивать мальчишку, как проехать к вокзалу.

- Слушай, щегол, район это не мой, как отсюда пропетлять-то быстрее? – мямлила будущая жертва виртуозной кражи.

Рыжий поговорил с ним несколько минут – под пристальным наблюдением притаившихся в кустах оперативников. И терпение сыщиков было вознаграждено. Буквально на их глазах Витёк лихо вытащил у благодарившего его пьяного бумажник из заднего кармана и хотело было ретироваться. Но – был задержан с поличным.

Новая жизнь

Обворованного попросили пройти в отдел, где он и опознал свой портмоне с практически не потраченной зарплатой и премиальными. Ну а воришку Рыжего в итоге так застращали санкциями, применяя психологическое давление, что он по-настоящему расплакался…

Но жесткий метод себя оправдал. С босотой девяностых годов иначе нельзя было, поверьте. И то, что талантливый воришка закончил школу, поступил в техникум и так и не встретился с прокурором – всецело заслуга сотрудников службы по делам несовершеннолетних Бабушкинского РОВД, дай им Бог здоровья.

 

 

2020-03-17 16:55:00
true


Завантажуємо курси валют від minfin.com.ua


Архив новостей